Логотип РГГУ


Новости от ADINDEX: Продюсер Александр Цекало рассказывает Аdindex о том, в какие проекты надо вкладывать деньги, где рекламировать кино и о многом другом.

АЛЕКСАНДР ЦЕКАЛО:

«Я НЕ ЛЮБЛЮ БЕЗАПЕЛЛЯЦИОННЫЕ ЗАЯВЛЕНИЯ, НО СЕЙЧАС НЕПРИЛИЧНО НЕ РАЗБИРАТЬСЯ В СЕРИАЛАХ» 

ПРОДЮСЕРСКАЯ КОМПАНИЯ «СРЕДА» УЖЕ НЕ ПЕРВЫЙ ГОД СНИМАЕТ РОССИЙСКИЕ СЕРИАЛЫ ПО ЗАПАДНЫМ СТАНДАРТАМ. ЕЕ ОСНОВАТЕЛЬ, В ПРОШЛОМ – ЗНАМЕНИТЫЙ КОМИК, ТЕЛЕВЕДУЩИЙ И АКТЕР, А В НАСТОЯЩЕМ – УСПЕШНЫЙ ПРОДЮСЕР, АЛЕКСАНДР ЦЕКАЛО РАССКАЗЫВАЕТ ADINDEX О ТОМ, В КАКИЕ ПРОЕКТЫ НАДО ВКЛАДЫВАТЬ ДЕНЬГИ, ГДЕ РЕКЛАМИРОВАТЬ КИНО И ПОЧЕМУ ОТКАЗЫВАТЬСЯ ОТ РАЗМЕЩЕНИЯ В СЕРИАЛАХ НЕДАЛЬНОВИДНО.

 

- «Среда» начинала свой путь с производства развлекательных телепрограмм, но впоследствии сосредоточилась на создании сериалов. Почему вас заинтересовал именно этот формат?

- У меня не было никакой секретной информации, что сериалы в ближайшее время станут таким серьезным и самостоятельным видом аудиовизуального произведения. Может быть, интуиция. Она вообще меня не подводила в большинстве случаев. С другой стороны, тогда флагманом компании «Среда» была программа «Большая разница», мы много выпусков наснимали, 60 или 80, я уже, честно говоря, не помню, сколько. Закончились поводы для пародий, всех артистов уже по несколько раз спародировали, политические пародии не особенно приветствовались, поэтому ниша была закрыта. Возможно, пришло время, когда я мог объединить все свои знания в области драматургии, театра и кино.

Я достаточно рано увлекся чтением пьес, все, что были дома, перечитал –зарубежные, советские, современные. Я, видимо, искал какой-то свой путь сторителлинга. Под сторителлингом я подразумеваю не просто умение рассказать историю, а способ высказывания, стиль, манеру. Ну, и тогда возникла история с Life on Mars («Жизнь на Марсе» – Прим. ред.), английским сериалом 2006 года, который стал «Обратной стороной Луны» (сериал компании «Среда» 2012 года – Прим. ред.).

 

- С чем легче работать: с адаптацией зарубежного сериала или с оригинальной идеей? Могут ли это быть равнозначно интересные проекты?

- Вопрос не совсем верный, потому что интереснее работать с интересными историями, и неважно, зарубежная она или собственного сочинения. Просто с зарубежной историей не так выгодно работать, а это имеет значение – мы все-таки занимаемся бизнесом.

 

- Почему это менее выгодно?

- Потому что сериал, который придуман в недрах компании, после эфиров на канале возвращается в компанию, и права будут у меня. А лицензия никогда не будет моей, я всегда должен буду платить за возможность работать с этим продуктом, продавать его, размещать, и, даже зарабатывая на этом последующем размещении, я буду вынужден делиться прибылью 50 на 50 с ВВС. Поэтому интереснее и выгоднее придумывать свое. Конечно, если это «свое» достойное и сравнимое с тем, от чего ты отказываешься. Но тогда я не думал об этом, тогда еще не было представления, что это может стать делом всей моей жизни.

 

- В чем специфика работы с сериалами, в отличие от кино, с точки зрения продюсера?

- В принципе, есть много общего, тем более что мы снимаем сериалы всеми существующими киноприемами. Но кино либо финансируется частными деньгами – компаний, которые занимаются кинобизнесом, – либо часть инвестиций – это государственная помощь, например, Фонда кино или Министерства культуры. Когда кино произведено, его должен захотеть дистрибьютор. Представим себе, что это хорошее кино, и дистрибьютор, не сомневаясь, берет этот фильм, чтобы расписать его по кинотеатрам. Он ищет подходящее время для проката, что зависит и от жанра, и от того, что параллельно идет в кино. Находит, но при этом никак особенно не контролирует ситуацию, в том плане, что на это же место могут прийти еще два-три фильма от других дистрибьюторов.

Дальше, когда бокс-офис собран, половину денег нужно отдать кинотеатрам по существующему закону, из оставшейся суммы нужно выплатить комиссию дистрибьюторам, долг Фонду кино или Министерству культуры – если это возвратные деньги, инвестору, а также возместить свои расходы. И вот только тогда, может быть, появится прибыль. В принципе, за год в российском прокате производится порядка 150-200 фильмов, при этом в прибыли остаются не больше пяти. Так устроен бизнес кино. Конечно, потом кино можно еще и на телевидение продать, но это тоже не военные деньги.

Бизнес телевизионный устроен другим образом. Я показываю каналу идею, питчу, канал говорит: …

 

Читать далее: https://adindex.ru/adindex_print_edition/31/interview/index.phtml